Обучение
(переподготовка, повышение квалификации)
Дистанционное
обучение
Специальная оценка
условий труда
Производственный
контроль


Электролаборатория Аутсорсинг
(сервисное обслуживание)
Методические материалы и стенды Консультационно-методический кабинет по охране труда (бесплатно)


Практика предоставления гарантий и компенсаций работникам, занятым во вредных или опасных условиях труда

21 апреля состоялся организованный Рострудом круглый стол по вопросам нарушений в сфере предоставления работникам, занятым на работах с вредными или опасными условиями труда, гарантий и компенсаций. В рамках круглого стола был представлен доклад ФГБУ "ВНИИ охраны и экономики труда" Минтруда России о правоприменительной практике и основных нарушениях, встречающихся в этой сфере. В частности, в докладе было отмечено следующее. 

Часто встречающимся нарушением в сфере установления гарантий и компенсаций является безосновательное изменение в одностороннем порядке (работодателем) объема, условий и порядка их предоставления. В частности, имеются случаи обеспечения квази-соответствия требованиям трудового законодательства через указание в трудовом договоре на условия предоставления компенсаций и их объемы по факту проведения специальной оценки условий труда. При этом иногда до проведения СОУТ и получения ее результатов все ранее предоставляемые компенсации снимаются, что является грубым нарушением закона. Другой тип нарушений - невключение в договор сведений об условиях труда, нарушение порядка уведомления работника об изменении условий трудового договора. Отсутствие фиксации информации об условиях труда, в том числе посредством дополнительных соглашений, всегда оценивается как нарушение трудового законодательства. Аналогичным образом оценивается и несоблюдение порядка уведомления работника об изменении условий трудового договора после проведения специальной оценки условий труда и изменении условий труда работника. В качестве примера правовой оценки такого нарушения можно привести Решение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 27 ноября 2015 г. по делу № 7-542/2015. 

Значительная часть вопросов возникает исходя из неоднозначного толкования нормы ч. 3 ст. 15 Федерального закона от 28.12.2013 г. №421-ФЗ о том, что условием неизменности компенсационного пакета, т.е. мер, применяемых в отношении работников до вступления в силу данного закона, является сохранение условий труда, явившихся основанием для его назначения. Основанием назначения компенсаций в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации №870 была занятость во вредных или опасных условиях труда, при этом не было сделано различий между подклассами вредного класса условий труда. В связи с этим возникает вопрос – изменяется ли компенсационный пакет в случае улучшения подкласса вредного класса условий труда, причем вредные условия труда сохраняются. И сопутствующий ему вопрос - что является изменением (улучшением) условий труда, имея в виду, что изменение подкласса 3-го класса условий труда может быть обусловлено изменением критериев оценки, а не фактическим улучшением условий труда. Приведу несколько примеров судебных решений по данным вопросам. Так, Определением СК по гражданским делам Ивановского областного суда от 07 декабря 2015 г. по делу № 33-2796/2015 установлено, что изменение условий труда это изменение организационных или технологических условий труда, т.е. акцент сделан на факте каких-либо изменений в организации рабочего места, технологии производства. Аналогичный вывод содержится в Апелляционном определении СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 27 октября 2015 г. по делу N 33-3761/2015: основанием применения ч. 3 ст. 15 Федерального закона от 28.12.2013 г. №421-ФЗ, по мнению суда, является объективное улучшение факторов условий труда. Вместе с тем, в большинстве судебных решений и определений суды исходят из того, что факт изменения условий труда считается установленным исходя из результатов СОУТ и подтверждением улучшения условий труда является измененный класс условий труда. В частности, Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 09 декабря 2015 г. по делу N 33а-16996/2015 содержит вывод о том, что изменение условий труда подтверждается результатами СОУТ. Постановление Суда Еврейской автономной области от 23 июня 2015 г. по делу N 4А-28/2015 содержит похожий вывод: улучшение условий труда - это уменьшение итогового класса (подкласса) условий труда. Апелляционное определение СК по административным делам Свердловского областного суда от 30 сентября 2015 г. по делу N 33-14176/2015 также содержит указание на то, что изменение условий труда подтверждается результатами СОУТ, а не реализацией плана по улучшению условий труда, внесением сведений об улучшении условий труда в трудовые договоры. При этом на иной трактовке улучшения условий труда (как фактической реализации мероприятий плана улучшения условий труда) в последнем случае настаивала государственная инспекция труда. 

Еще одна группа вопросов связана со сроками реализации обязанности работодателя по проведению СОУТ. С учетом переходных положений ч. 6 ст. 27 Закона, СОУТ может быть проведена до 31.12.2018 г., если иное прямо не установлено законодательством. Речь идет о случаях наличия рабочих мет, упомянутых в ч. 6 ст. 10 Закона. 

Постановлением Верховного Суда РФ от 22 января 2016 г. № 36-АД15-5 в отношении решений, принятых районным судом г. Смоленска и Смоленским областным судом об отмене постановления и прекращении производства по делу об административном правонарушении, возбужденным Смоленской ГИТ, установлено, что работодатель может проводить СОУТ до 31.12.2018 г., если рабочие места не подпадают под критерии, установленные ч. 6 ст. 10 Закона. Аналогичное решение содержится и в Постановлении Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 91-АД15-5, но в этом случае районный и областной суды Псковской области поддержали позицию ГИТ о том, что непроведение СОУТ является нарушением вне зависимости от переходных положений. В указанном постановлении Верховный суд пришел к выводу, что при вынесении постановления административным органом (ГИТ) не учтены положения ч. 6 ст. 27 Закона и не исследован вопрос о том, предусмотрены ли в штатном расписании общества рабочие места, относящиеся к указанным в части 6 статьи 10 названного Закона. 

Таким образом, в силу части 6 ст. 27 в отношении рабочих мест, не указанных в части 6 статьи 10 Закона, специальная оценка условий труда может проводиться поэтапно и должна быть завершена не позднее чем 31 декабря 2018 г. 

Вместе с тем, существует интересный нюанс, указанный в Решении Новосибирского областного суда от 26 ноября 2015 г. по делу N 7-878/2015. При вынесении решения по делу о привлечении к ответственности за непроведение СОУТ с учетом ч. 6 ст. 27 Закона, областным судам была учтена позиция суда низшей инстанции о том, что эти положения не подлежат применению в случае, если рабочие места созданы до 01.01.2014 г. и аттестация указанных рабочих мест по условиям труда ранее не проводилась. 

Некоторые судебные разбирательства затрагивают и вопрос о том, с какого момента исчисляется установленный Законом 6-ти месячный срок проведения СОУТ и может ли быть этот срок прерван. Вопрос, возникающий в связи с применением норм о сроках проведения внеплановой СОУТ, связан с тем, является ли наступление одного из случаев, являющегося основанием для проведения внеплановой СОУТ, основанием для продления сроков проведения СОУТ. В частности, Новосибирским областным судом было рассмотрено дело, в рамках которого организация была оштрафована ГИТ за непроведение СОУТ по результатам проверки Новосибирской прокуратурой. Заявитель – представитель организации - указал, что должность была введена в штатное расписание 4 августа 2014 г. и срок для проведения СОУТ истекал 4 февраля 2015 г. (6 месяцев). При этом в октябре работник в этой должности получил травму, что является основанием для проведения внеплановой СОУТ. Таким образом, в организации расценили, что они обязаны провести СОУТ не до 4 февраля 2015 г., а внеплановую СОУТ в течение 6 месяцев со дня несчастного случая, т.е. до апреля 2015 г., таким образом, «продлив» 6-ти месячный срок проведения СОУТ со дня создания рабочего места еще на 6 месяцев со дня наступления несчастного случая, который произошел ранее окончания установленного срока проведения СОУТ. Решением Новосибирского областного суда от 12 января 2016 г. по делу N 7-1/2016 было установлено, что Законом не предусмотрено, что течение указанного в пункте 1 части 1 статьи 17 Закона шестимесячного срока может быть прервано каким-либо событием, в том числе наступлением несчастного случая, переводом работника на вновь образованную должность и продляется на срок, установленный пунктом 6 части 1 статьи 17 Закона. Таким образом, течение 6-ти месячного срока проведения СОУТ не может быть прервано каким-либо событием. 

Судами разрешается вопрос и о том, с какого момента возникает обязанность работодателя провести СОУТ при создании рабочего места: со дня введения должности в штатное расписание или со дня начала фактической эксплуатации рабочего места, т.е. когда работник приступил к исполнению трудовых обязанностей на рабочем месте. Так, Постановлением Самарского областного суда от 12 февраля 2016 г. по делу № 4А-75/2016 установлено, что введением в эксплуатацию рабочего места фактически является утверждение штатного расписания и (или) иных признаков фактического наличия рабочего места (например, утверждена должностная инструкция, имеется инструкция по охране труда и т.п.). Ряд решений судами принимались и в отношении ситуаций исполнения обязанностей по вновь введенной в штатное расписание должности или переименовании должностей. Так, Решение Тамбовского областного суда от 09 ноября 2015 г. по делу N 7-353/2015 содержит указание на то, что при исполнении обязанностей по должности, включенной в штатное расписание, без изменения работником рабочего места, организация не обязана проводить специальную оценку условий труда. Это относилось к случаю, когда в организации была введена новая должность, а исполнение обязанностей по ней было возложено на работника без изменения его фактического рабочего места, по которому оценка условий труда уже была проведена. 

Похожие по сути выводы содержатся в Решении Красноярского краевого суда от 24 декабря 2015 г. по делу № 7р-1262/2015. В одной из организаций в отношении должности сменного капитана была проведена аттестация рабочего места в 2013 г. Позже эта должность была выведена из штатного расписания, а вместо нее введена должность старшего помощника капитана. Транспортным прокурором вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, при этом данная позиция не была поддержана ГИТ, равно как и краевым судом. В мотивировочной части решения было указано, что изменение наименования должности (изменения в штатном расписании) при фактическом сохранении трудовых функций и рабочего места, подтвержденном должностными инструкциями, не является основанием для проведения специальной оценки условий труда для вновь созданного рабочего места. 

Касательно проведения первичных и периодических медицинских осмотров, значительная часть судебных разбирательств связана с вопросами правомерности увольнения работников по п. 8 ч. 1 ст. 77, т.е. в связи с невозможностью работодателя предоставить иную работу при условии медицинских противопоказаний к занятости на работах с вредными условиями труда. 

При наличии подтверждающих документов (медицинских заключений) суды соглашаются с решениями работодателей об увольнении работников, что нашло отражение, например, в Апелляционном определении СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 01 марта 2016 г. по делу № 33-687/2016. При этом, однако, необходимо отметить, что если речь идет о случаях, когда медицинское противопоказание связано с воздействием конкретного фактора, а класс условий труда является вредным не в связи с превышением уровня этого фактора, решение об увольнении может быть признано незаконным. Т.е. в случае противопоказаний важен не просто факт занятости во вредных условиях, а именно вредный класс по фактору, в отношении которого установлено противопоказание. Также, нарушением является увольнение работника на основе медицинского заключения, но без проведения оценки условий труда, которые должны быть основой медицинских заключений. Так, в Апелляционном определении СК по гражданским делам Курганского областного суда от 04 февраля 2016 г. по делу № 33-477/2016 установлено, что работник был уволен на основании выданного медицинского заключения с противопоказанием к работе в условиях пониженных температур. При этом фактор пониженной температуры был указан работодателем в направлении на медосмотр без проведения специальной оценки условий труда, хотя наличие вредного фактора может быть установлено, как правило, по результатам оценки условий труда. 

В части досрочного пенсионного обеспечения основные нарушения связаны с неуплатой работодателями страховых взносов по дополнительным тарифам, либо неправильный расчет подлежащих к уплате страховых взносов. 

Напомним, что в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ "О страховых пенсиях" страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьёй 8 закона, при указанных в данном законе условиях. При этом периоды работы к учету, имевшие место после 01 января 2013 года, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии начисления и уплаты страхователем страховых взносов по соответствующим тарифам, установленным статьёй 58.3 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования". При этом условия назначения страховой пенсии по старости, установленные пунктами 1-18 части 1 соответствующей статьи, применяются в том случае, если класс условий труда на рабочих местах по указанным работам соответствовал вредному или опасному классу условий труда, установленному по результатам специальной оценки условий труда (часть 6 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ). 

В силу части 8 статьи 35 указанного закона положения части 6 статьи 30 не препятствуют учёту в стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, периодов занятости на рабочих местах на работах, указанных в пунктах 1-18 части 1 статьи 30, до установления на таких рабочих местах класса условий труда в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О специальной оценке условий труда", при условии начисления и уплаты страхователем страховых взносов по соответствующим тарифам. При этом периоды работы, предусмотренные пунктами 1-18 части 1 статьи 30 закона, могут засчитываться в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости по признаваемым действительными, но не более чем до 31 декабря 2018 года результатам аттестации рабочих мест по условиям труда, проведённой в соответствии с порядком, действовавшим до дня вступления в силу Федерального закона "О специальной оценке условий труда". 

В связи с тем, что некоторые работодатели не уплачивают соответствующие страховые платежи, судебные решения по делам о назначении досрочной пенсии решаются преимущественно в пользу работников, при этом на работодателей обращаются взыскания по уплате соответствующих платежей за период с 1 января 2013 г.
По материалам   www.vcot.info